Welcome to Орская газета   Click to listen highlighted text! Welcome to Орская газета
Интервью

Все начиналось с убийства

Пока ее ровесницы веселятся в клубах и на дискотеках, она расследует жестокие убийства, собирая улики и координируя работу следственно-оперативных групп.

Накануне Дня работников следственных органов мы пообщались с самым молодым следователем следственного отдела по городу Орску СУ СК РФ по Оренбургской области, лейтенантом юстиции Ксенией Атамановой.

 

– О возрасте женщины говорить не принято, и все же, сколько вам было, когда попали в следствие?

– На работу в Следственный Комитет меня взяли год назад. Мне было 24. До этого год ходила общественным помощником. Попав в Следственный Комитет на практику, я поняла, что это мое: мне нравится расследовать уголовные дела, анализировать ситуации, выяснять мотивы совершения преступлений.

 

– Помните свое самое первое дело?

– Это было убийство, которое произошло в поселке ОЗТП. Мужчина в возрасте ночью на улице зарезал знакомого. Знаете, когда начинаешь работать следователем, все воспринимается по-другому. Будучи помощником, думаешь, ты все умеешь: знаешь, как опросить человека,  понимаешь, как формируется уголовное дело…  А работая самостоятельно, начинать приходится с чистого листа. Конечно, коллеги тогда мне во всем помогали, и на осмотр места происшествия я выезжала не одна. Общаясь с обвиняемым, сумела найти к нему подход и расположить к себе. Своей вины он не отрицал, следствию никак не противодействовал. Для меня было важно и то, что меня мужчина воспринял всерьез, несмотря на молодой возраст.

 

– Трупы, кровь – не лучшее зрелище для девушки. Сложно работать непосредственно на месте происшествия?

– Сложность не в том, что видишь труп. Это твоя работа. Гораздо сложнее, когда на месте находятся родственники, которые только что узнали о смерти близкого, и ты видишь их горе, но приходится тревожить их, чтобы получить какую-то информацию, ознакомить с документами. А им абсолютно не до тебя, и как ни подбирай слова – эти слова для них ничего не значат, такому горю ничем не помочь.

Многое зависит от того, куда приезжаешь. Я была на ночном дежурстве, когда произошло убийство в одном из ночных заведений Орска. В результате конфликта от ножевых ранений скончался молодой человек, который пришел отдохнуть со своей компанией. 20-летние мальчишки и девчонки. Раз – и его жизнь оборвалась. Буквально из-за ничего, из-за глупого конфликта. Кто-то повздорил с его девушкой, она пожаловалась, между мужчинами вспыхнул конфликт…

Тогда преступника нашли не сразу, его задержали спустя двое суток. Дело было сложное, так как сразу не было установлено лицо, совершившее преступление. Пришлось изымать следы пальцев рук с места, где отдыхал с компанией предполагаемый преступник.

 

– Как представитель Следственного Комитета, вы руководите следственно-оперативной группой. Наверняка часто в нее входят люди опытнее, старше вас?

– Старше и по возрасту, и по званию, поэтому на первоначальном этапе работы приходилось подавлять неуверенность в руководстве опытными сотрудниками. Хотя молодость в работе помогает: ты более активный, мобильный, схватываешь все на лету. Впрочем, главное не возраст, а умение грамотно организовать работу, как  свою, так и следственной группы. Если это получается, то и отношение к  тебе соответствующее.

 

– Сколько дел вами уже расследовано, и какие направления вы ведете?

– Мной расследовано порядка двадцати пяти дел. В основном это преступления против личности: убийства, преступления против половой неприкосновенности, преступления, совершенные в отношении сотрудников полиции, незаконное проникновение в чужое жилище. Довольно часто бывает, что маргинальные личности забираются в чужое жилье, тем самым нарушая конституционные права граждан. Если вторжение произошло самовольно, это уголовное преступление. Такие дела расследуются достаточно быстро, в отличие от уголовных дел с особо тяжкими составами, на расследование которых порой уходит очень много времени. Так, девять месяцев длилось следствие по убийству матерью новорожденного ребенка. Многие слышали об этом резонансном деле. Студентка одного из техникумов, бывшая воспитанница детского дома, решила избавиться от своего ребенка. Самостоятельно родила его, задушила и пыталась смыть в унитаз. А так как малыш был доношенным и довольно крупным – более 3 кг, она не смогла это сделать и выбросила тело на помойку… Экспертиза показала, что малыш родился без патологий. Изначально женщину не взяли под стражу, ограничив ее перемещение. Но впоследствии она нарушила избранную меру пресечения и уехала из города, в связи с чем после проведенных мероприятий, направленных на ее поиск, она была взята под стражу. В институте Сербского, куда женщину направили на стационарное обследование, ее признали невменяемой. Сейчас она находится на принудительном лечении.

 

– Наверняка бывает, что и здоровые люди пытаются выдать себя за психически больных, пытаясь уйти от ответственности?

– Бывает. В одном из общежитий Орска мужчина убил сожительницу: он ее и резал, и душил, и наносил удары топором и молотком по голове. С самого начала расследования не было никаких сомнений, что он совершил данное преступление. Обвиняемый был взят под стражу, поэтому все следственные действия я производила с ним в следственном изоляторе. Он хорошо помнил, как убивал, рассказывал мне об этом в деталях, иногда даже возникало ощущение, что ему нравится это вспоминать, отчего становилось не по себе. Мужчина причислял себя к приверженцам старославянской религии, гадал на рунах, якобы нагадал сожительнице, что у нее больше не будет детей и близится ее скорая кончина. Сам и привел собственное гадание в исполнение в тот же день. Так вот, пытаясь уйти от ответственности, он рассказывал, что в нем живут две личности – злая и добрая. Якобы на убийство он смотрел со своего плеча. Много всего рассказывал… Однако экспертиза признала его абсолютно вменяемым.

 

– Вы занимаетесь не только расследованием уголовных дел?

– Помимо этого мы проводим доследственные проверки по сообщениям о преступлениях, после чего принимаем решения о возбуждении уголовных дел или об отказе, либо направляем собранный материал по подследственности в соответствующее ведомство. Бывают случаи, что люди обращаются в Следственный Комитет с заявлениями  о привлечении к ответственности невиновного лица, сознательно кого-то оговаривая. В дальнейшем, в ходе установления обстоятельств произошедшего, приходится принимать соответствующее решение уже в отношении заявителей. У нас нет задачи привлечь к ответственности невиновное лицо, мы должны объективно доказать виновность или невиновность, опираясь на факты. Кроме того, одной из наиболее важных задач, которые мы выполняем, является проведение профилактической работы с подрастающим поколением для предупреждения преступлений.

Людмила Светушкова,

выпускающий редактор

Spread the love
Click to listen highlighted text!