Welcome to Орская газета   Click to listen highlighted text! Welcome to Орская газета
Репортёр

Есть ли жизнь после потопа? Многодетная мать из Орска пытается жить дальше

Паводок отнял у людей жилье, имущество и возможность беззаботно наслаждаться наступившей весной. Вопросом, как жить дальше, задаются тысячи пострадавших.

Среди них жительница Старого города, многодетная мама Елена Шнейдер. Любимый дом она строила собственными руками. Это как конструктор, говорила она нашему репортеру осенью: можно постоянно что-то менять и переделывать. Многодетная мать была героиней очерка «Нет выше звания, чем мама!» в № 46 «ОГ» от 22 ноября 2023 года. Планов на будущее было множество. Рухнули они в одночасье.

– 14 лет назад я искала себе дом и выбирала по душе, – делится Елена. – В некоторые заходишь – и сразу голова начинает болеть, а тут – как в свой зашла. Сразу на душе стало хорошо. Поэтому и купила, несмотря на понимание, что работы здесь непочатый край. Да, знала, что дамба в 20 метрах, но не переживала об этом. Не топило же никогда, да еще так сильно.

Так выглядела дамба в районе улицы Оренбургской 4 апреля 2024 года. Опасаясь последствий обрушения, многодетная мать вывезла детей в квартиру в новом городе

Начало трагедии Елена помнит в мелочах. Сама снимала все на телефон. Она ведет свой телеграм-канал и оперативно делится с подписчиками новостями. 4 апреля этого года запомнится надолго. Был обычный день, не предвещавший большой беды. В одном месте из так называемой дамбы сочилась вода. Тогда это не вызывало больших опасений. Здесь дежурили 2 человека в форме и несколько местных жителей. Орчане наблюдали за происходящим. Никто не представлял себе развития событий.

Многодетная мама встревожилась не на шутку и первым делом бросилась спасать детей. Семья большая: два сына, две дочки и две внучки. Всех разом на одной машине не увезти.

– Сначала я отвезла в Новый город мальчиков, – рассказывает собеседница. – Потом вернулась за девчонками. Невооруженным глазом было видно, что вода прибывает. Надо срочно уезжать. Хорошо, что у нас осталась от дедушки маленькая квартира, 28 квадратных метров. С тех пор там и ютимся всей нашей дружной большой семьей. Плюс еще наш сосед Данилка. Родители у него находятся в пункте временного размещения, а он – у нас.

Одна комиссия констатировала полную потерю имущества, следующая будет оценивать аварийность дома, который две недели простоял затопленным

Через какое-то время Елена вернулась в Старый город, где начиналась катастрофа. На место прорыва дамбы прибыли сотрудники МЧС. Зайти в дом и забрать вещи не представлялось возможным, поскольку никого не пускали. Удалось только вывезти документы и поднять мелкую технику на второй этаж.

– Ночью, двадцать минут четвертого, подруга прислала сообщение, что вода подходит к дому, а в пять тридцать его затопило, – говорит Елена. – На следующий день мы добрались к дому на лодке. Вода – по пояс. Вытащили мясо из плавающих холодильников. В последующие недели только и оставалось, что приезжать и смотреть, как тонут наши дома.

Видеть крышу семейного гнездышка, печально торчащую из воды, осознавать свое полное бессилие, наверное, было самым страшным в тот момент. Были слезы и огромное желание наказать виновных. Постепенно пришло осознание и принятие ситуации. Ничего изменить не удастся, нужно бороться с последствиями, оценивать ущерб и жить дальше. Вопрос: как?

– Сейчас нет желания там жить. Хотя у нас хороший район. Все рядом. С соседями сроднились, – делится многодетная мама. – Строиться и жить на этом месте я больше не хочу. Это очень тяжело и трудоемко. Наверняка поднимутся цены на стройматериалы, да и рабочих не найти. Жить в развалинах и снова бояться паводка? Пока не знаю, что я буду делать. Может, рассмотрю дом в другом районе. 14 лет прожив на земле, в квартире теперь не смогу. Да и дети привыкли к свободе, когда можно в любой момент выйти во двор. Сейчас все соседи нас ругают, говорят, что мы слишком шумные. Как по-другому, это же дети? Они бегают, прыгают, поют песни. Почему я должна их ограничивать в свободе средь бела дня?

На момент нашей беседы комиссия еще не посетила дом Елены Шнейдер. Оценка ущерба была произведена на следующий день. Специалисты констатировали полную потерю имущества. Следующим этапом будет оценка аварийности жилья. Однако никакие экспертные службы никогда не смогут посчитать все потери запасливой хозяйки.

– Из дома мы забрали некоторые сухие вещи, а потом и мокрые. Постирала и ношу, – рассказывает она. – Другого выхода нет. Столько всего, что у нас было и пропало, уже не купить. Приобрела дезинфицирующее средство. Сначала замачиваю одежду на два часа, а потом стираю. Кое-что удалось отстирать, а потом отключили воду. Жалко очень фотографии, их нигде больше не добудешь. У нас было много книг, все они утонули. Кровать. Фортепиано. Сейчас оглядываюсь назад и понимаю: оказывается, я богатая женщина. Три холодильника и два дивана. Роскошь. Погибло много запасов продуктов. Мешок муки и сахара незадолго до паводка купила. 40 пакетов слоеного теста. Я занимаюсь выпечкой на заказ, да и большой семье много чего нужно. Вода не просто зашла в дом, она бушевала. По всем комнатам разбросаны лук и нут. Нут даже ростки пустил. Уличного туалета нет ни у меня, ни у соседа.

Из самого ценного удалось спасти автомобиль, на котором и уехала семья. Кредит на приобретение транспорта пока никто не отменял. Крупные платежи требуется вносить без задержек. Положенную законом компенсацию в размере 20 тысяч рублей женщина сразу потратила на обувь для детей. Одна из девочек ушла из дома в резиновых сапогах, а вторая – в зимних. Пока мы разговаривали с многодетной мамой, младшая дочка София упорно звала ее домой.

– Да, все хотят домой, но туда не зайдешь: холодно, сыро, грязно, полы все вздуты, – сетует она. – Все задают вопрос: как ты будешь жить дальше? Я не могу ответить. Не знаю. Даже думать страшно, чтобы строиться заново, если и рассматривать такой вариант. Земля должна осесть, значит, в этом году строить нельзя. Да и вообще, кто даст гарантии, что нас снова не зальет? Масса вопросов и нестыковок. Что мы будем делать с детьми, как и где они будут учиться? София должна идти в первый класс, а я не представляю, в какую школу мы пойдем.

Никто не ожидал трагедии такого масштаба. Не стоит винить во всем нашего главу города, считает наша героиня.

– Возможно, его вина в том, что он заверял жителей в надежности дамбы, – размышляет Елена. – Может быть, этими заверениями у орчан просто отняли возможность спасти если не дома, то хотя бы имущество. Но что сейчас говорить о том, что могло бы быть…

Большую благодарность многодетная мать выразила всем, кто помогает пострадавшим и им в том числе.

– Мои коллеги по работе поддержали. Дочке помогли из института – она учится в МИСиС. Мы и сами стараемся помочь, чем можем.

Елена заметила, как сильно постарели ее соседи, которых также настигло несчастье. Безусловно, людей подкосила эта ситуация, и многие не понимают, как жить дальше. Бесчисленные комиссии, ожидание выплат, ремонт, снос или стройка жилья. Вопросы, вопросы. Много вопросов без ответов. А самое главное – ожидание очередного весеннего паводка.

Наталья Тимонина,

корреспондент

Spread the love

Один комментарий к “Есть ли жизнь после потопа? Многодетная мать из Орска пытается жить дальше

  • Елена, жизнь после потопа есть — это из моего личного опыта. Моя трехлетняя внучка утром выглянула в окошко и изрекла: бабушка, нам не надо больше ходить на пляж, водичка к нам сама пришла. В Орске такое наводнение было в 1957 году, нас в 2012 году накрыл ураган Sandy, а до этого был такой же 70 лет тому назад. Не надо отчаиваться, все живы-здоровы и это самое главное.

Обсуждение закрыто.

Click to listen highlighted text!